Телефон +7 (495) 777-67-06

Телефон +7 (495) 777-41-45

Электронная почта

Обратная связь

Поделиться:

О специфике энергосервисного бизнеса (интервью)

Игорь Кичатов: «Мы даже не рассматриваем проекты, при реализации которых не сможем получить трехкратной экономии электроэнергии»

Рынок энергосбережения в России очень молод: ему всего чуть больше десяти лет. По сути, он только формируется. Но в том, что у этого рынка большое будущее, нет никаких сомнений. Тому пример — московская энергосервисная компания «ЭНЕРГОНИКА». При размещении ее облигаций спрос со стороны инвесторов превысил объем выпуска в три раза. О специфике энергосервисного бизнеса, работе с муниципальными заказчиками, обязанности использовать отечественное оборудование и планах на будущее в интервью Boomin рассказал основатель и первый заместитель генерального директора компании «ЭНЕРГОНИКА» Игорь Кичатов.

«Почти всегда инициатором сотрудничества выступает заказчик»

— В 2013 году, когда была основана компания, рынок энергосбережения в России только формировался. Какой путь за это время прошла компания? 

— «ЭНЕРГОНИКА» начала свою деятельность, когда появился ФЗ-261 «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности». Именно этот закон, вступивший в силу в ноябре 2009 года, регламентировал энергосервисную деятельность в стране. Все остальные законодательные акты, которые принимались в сфере энергосбережения, лишь конкретизировали правила игры на этом рынке. Эта нормотворческая работа как раз была завершена к 2013 году. С момента основания «ЭНЕРГОНИКА» была ориентирована на реализацию энергосервисных контрактов. Но еще на старте мы приняли для себя решение, что будем работать только с государственными и муниципальными органами власти. Энергосервисный контракт — это в основном длительный по срокам проект, а работа с бюджетными организациями, которые априори гарантируют оплату в срок, позволяет минимизировать инвестиционные риски. К счастью, в России не было еще ни одного «Детройта» (в 2013 г. город Детройт стал крупнейшим муниципальным банкротом в истории США, общая сумма задолженности составила $18,5 млрд. — прим. Boomin). Бюджетные организации — очень дисциплинированные заказчики, и неважно, крупный это город или поселок. Всего, начиная с 2013 года, мы заключили более 70 энергосервисных контрактов. 

— Какова география охвата деятельности компании? 

— Начинали мы свою деятельность с Московский области. С 2013-го по 2016 годы большая часть контрактов была связана с этой территорией. Но потом наша география стала стремительно расширяться. У нас есть контракты в Тульской и Саратовской областях, Краснодарском крае, Бурятии. Работаем по всей стране.

— По какому принципу определяете города присутствия? 

— Компаний-старожилов на нашем рынке можно пересчитать по пальцам одной руки. И все они хорошо известны муниципальным заказчикам. Как только мы заключили первые энергосервисные контракты, к нам тут же стали обращаться МУПы и ГУПы со всей страны с просьбой провести энергетические обследования, по итогам которых, собственно, мы и принимаем решение об участии в конкурсных процедурах. Почти всегда инициатором сотрудничества выступает заказчик.

— С какими ключевыми показателями компания завершила 2021 год? 

— Каждый год мы показываем положительную динамику развития бизнеса. В 2021 году мы реализовали два крупных контракта по реконструкции уличного освещения в Улан-Удэ (Бурятия). Один сдали в сентябре, другой — в ноябре. В марте прошлого года «ЭНЕРГОНИКА» стала резидентом Сколково. Проект, который мы там реализуем, — разработка автоматизированных энергосберегающих осветительных систем на основе LED-технологий и адаптивного управления освещением. Он нацелен на получение высоких характеристик световой отдачи и экономию электроэнергии. В этом году мы получили патент на изобретение светодиодного светильника с конвекционным охлаждением. Но Сколково — это не только возможность для научно-исследовательской и опытно-конструкторской работы, это еще и существенные налоговые льготы. 
 
Имидж компании как резидента Сколково воспринимается заказчиками очень положительно. А в марте текущего года решением Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций России мы вошли в реестр аккредитованных IT-компаний. А это дополнительные налоговые льготы. Всё это говорит о том, что мы идем правильной дорогой.

 

Справка: согласно отчету эмитента за 2021 г. выручка компании составила 246,6 млн рублей (+10,1%), валовая прибыль — 140,8 млн рублей (+22,8%), чистая прибыль — 5 млн рублей (+13,5%), EBITDA — 198,8 млн рублей (+16%).

 

«Мы добились на 30% больше экономии электроэнергии, чем гарантировали изначально»

— Как геополитические и экономические последствия военного конфликта на Украине сказываются на компании «ЭНЕРГОНИКА»?

— Конечно, такие глобальные события оказывают влияние на всю страну. Как говорил Владимир Ильич Ленин: «Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя». Но на нашу отрасль они повлияли не так сильно, как на многие другие. Бюджеты муниципалитетов и регионов сейчас активно поддерживаются федеральной властью. Бюджетная дисциплина остается на высоте. Все обязательства перед нами выполняются. Более того, количество обращений с просьбой провести энергетическое обследование объектов только растет.

— Какова стоимость ваших работ?

— По закону энергетическое обследование энергосервисная компания должна проводить за свой счет. Объем работ и их стоимость зависит от масштаба энергосберегающих мероприятий. Приведу пример. В 2018 году мы выиграли конкурс на модернизацию уличного освещения в Саратове. Энергетическое обследование города заняло около двух лет. Нужно было перепроверить весь массив данных, который предоставило нам МУП «Саргорсвет». Результатом стала замена 25 тыс. светильников на энергосберегающие светильники, замена более 200 км голых проводов на СИП (самонесущий изолированный провод. — прим. Boomin), установка 270 шкафов учета и управления уличным освещением, так называемых «умных шкафов». Мы привели в порядок всю систему освещения в городе. И сейчас этот крупный региональный центр имеет современную систему освещения, которая полностью управляется дистанционно. Стоимость энергосервисного контракта по Саратову составила около 700 млн рублей, срок реализации — 7 лет. Причем мы добились на 30% больше экономии электроэнергии, чем гарантировали изначально. Сейчас «Саргорсвет» работает вполне успешно, хотя на момент нашего прихода в город предприятие находилось в тяжелом финансовом положении. 

— Какую экономию электроэнергии вы гарантируете своим заказчикам? 

— Мы даже не рассматриваем проекты, при реализации которых не сможем получить трехкратной экономии электроэнергии. По всем нашим объектам мы даем заказчикам экономию электрической энергии больше 60%. Например, в Павловском Посаде мы реализовали проект по замене освещения в подъездах многоквартирных домов. Замена обычных ламп накаливания мощностью 60 Вт на светильники в 8 Вт с фотоакустическими датчиками позволила нашему заказчику получить 90-процентную экономию электроэнергии. Этот контракт был рассчитан на два года, но мы реализовали его за один год и восемь месяцев. То есть экономия оказалась больше, чем мы гарантировали на старте. 

— Каким образом бюджетные организации рассчитываются по контрактам? 
 
Ни одной бюджетной копейки при реализации проектов, в которых мы участвуем, заказчик не вкладывает. Всё это наши затраты, которые мы компенсируем за счет созданной и получаемой экономии электроэнергии. 


— И какова окупаемость энергосервисных проектов? 

— Окупаемость зависит от многих обстоятельств. Но прежде всего — от величины тарифа. В каждом регионе он свой. Если в Краснодарском крае тариф для юрлиц превышает 10 рублей за киловатт, то в Улан-Удэ он около 5 рублей. От величины тарифа зависит срок контракта. К примеру, по Саратову контракт заключен на 7 лет, по Улан-Удэ — на 8 лет. 

Плюс к этому, тариф для юридических лиц меняется от месяца к месяцу — он то возрастает, то падает. Впрочем, как бы то ни было, год от года тариф растет примерно на процент инфляции. 

— Бывает, что после проведения энергетического обследования вы отказываетесь от участия в конкурсе? 

— Такое бывает, и нередко. Мы отказываемся, если не понимаем, как сможем вернуть вложенные в проект инвестиции. Особенно часто мы отказывали заказчикам в 2013-2015 годах, когда тарифы на электроэнергию во многих муниципалитетах были очень низкими. С тех пор ситуация изменилась к лучшему. Одни из самых дешевых тарифов в стране — в Иркутске и Новосибирске, но и там мы проводили энергетические обследования и видели для себя возможности вернуть средства, вложенные в реализацию энергосервисных контрактов. 

Еще одна причина для отказа от сотрудничества — неадекватные требования заказчика к уровню освещения. Не буду называть города, где условия контракта предполагали кратное превышение норм, предъявляемых к освещению. Какая уж тут экономия электрической энергии! Или, например, заказчик ожидает, что инвестор вложится в строительство ЛЭП. По закону, в энергосервисные контракты должны включаться только те мероприятия, которые ведут к экономии электрической энергии, снижают нагрузку на сети, уменьшают затраты на текущее и аварийное обслуживание. 

 

«Политика государства в области импортозамещения дает о себе знать»

— Насколько деятельность компании зависит от поставок зарубежного энергосберегающего оборудования?

— За 9 лет работы мы использовали в своих проектах самое разное оборудование как отечественного производства, так и зарубежное. Прежде чем организовать бизнес, мы очень хорошо изучили мировой опыт. На западе, например, существуют так называемые перфоманс-контракты (от англ. рerformance — исполнение. — прим. Boomin) — договоры на внедрение энергосберегающих технологий. Исполнители по ним — независимые энергосервисные компании. Выгода для заказчика от заключения энергосервисного контракта заключается в том, что всю работу берут на себя профессионалы, они же несут все технические и финансовые риски. Но на старте энергосберегающей отрасли в России это понимали далеко не все. К слову, первые энергосервисные компании в стране появились при банках — «Газпромбанк-Энергоэффект», Сбербанк-Энергодевелопмент и так далее. Но после первых проваленных проектов до участников рынка дошло, что для успеха на этом рынке необходим симбиоз усилий экономистов, финансистов и технических специалистов — последних у банков не было. А именно они определяют, какое оборудование нужно использовать в конкретном случае.

Под каждый проект мы выбираем поставщика, который предлагает лучшие условия по соотношению «цена — качество». Первоначально мы широко использовали светильники, произведенные из импортных комплектующих. Не скрою, их качество было и остается лучше российских образцов. Проект «Роснано» по производству светодиодов в России был признан провальным. Отечественный продукт оказался в десятки раз дороже импортных аналогов и при этом проигрывал им в качестве. Тем не менее, политика государства в области импортозамещения дает о себе знать. Уже второй год мы работаем в ситуации, когда при исполнении муниципального контракта компания вправе использовать только отечественное оборудование, внесенное в реестр Минпромторга России. Законодатель определил: не менее 70% комплектующих в оборудовании должны быть отечественного производства. Светодиоды, к сожалению, так и не производятся в России, но корпусируют их здесь.

— Насколько это решение разумно, по вашему мнению?

— Качество светильников в России, к сожалению, ухудшилось. Если, например, светодиоды Samsung имеют светоотдачу 180 люмен/Вт, то максимум, чего можно добиться от корпусированных светодиодов, — это 155-159 люмен/Вт. Это существенная разница.

— Учитывая, что Россия так и запустила в производство светодиоды, как последние геополитические события сказались на цене этих приборов? 
— Конечно же, цена светильников повысилась. Нам поступают предложения от заводов, с которыми мы сотрудничаем, купить светильники по цене в два-три раза дороже, чем они стоили до 24 февраля. 

 

«Мы никогда не подадим заявку на конкурс, если у нас за спиной нет финансового ресурса»

— Какие задачи стоят перед компанией в текущем году?

— Амбициозные, как всегда. Мы продолжаем развивать исследовательскую деятельность. Подали документы на несколько патентов. Последние изменения в 44-ФЗ, который регулирует государственные и муниципальные закупки, дают нам дополнительные преференции на рынке. Законодатель внес в документ новую норму — так называемую предквалификацию. В конкурсных процедурах стоимостью от 20 млн рублей теперь вправе участвовать только компании, имеющие исполненные договоры на сумму не менее 20% от максимальной цены контракта. Учитывая, что средний срок энергосервисного контракта составляет 6-7 лет, речь идет об участниках рынка, которые начали вести энергосервисную деятельность до 2016 года. Таких в стране единицы. И все очень востребованы. Работы нам хватит. Как заявила нам одна израильская компания, российский рынок по замене уличного освещения на энергосберегающие светильники — это 300 млрд долларов.

Более того, мы вышли к муниципальным организациям с новым предложением — замена насосного оборудования. Пока мы единственная компания в стране, которая берет на себя реализацию энергосервисных контрактов по модернизации канализационных насосов. Экономия электрической энергии от замены насосного оборудования составляет не менее 50%. Такое проекты рассчитаны на 5-7 лет. 
 
Быть пионерами нам не привыкать. Мы первыми в России заключили энергосервисные контракты по школам, первыми — по сельским поселениям, первыми — по спортивным учреждениям.



— Сколько проектов вы одновременно можете вести? 

— Количество и масштаб проектов сдерживают только финансовые ресурсы, которыми мы располагаем. До 2020 года мы использовали исключительно банковское финансирование. В августе 2020 года мы разместили дебютный выпуск биржевых облигаций на 50 млн рублей, через год — второй, на 100 млн рублей. Причем первые наши бумаги установили рекорд на Московской бирже: они были раскуплены частными инвесторами в течение пяти минут, при этом спрос на бумаги со стороны инвесторов превысил объем выпуска в три раза. Привлеченные на бирже средства позволили нам, в частности, реализовать проекты в Улан-Удэ. Одновременно мы можем вести десяток проектов в разных частях страны, поскольку предпочитаем привлекать подрядчиков на месте. 

— В этом году планируете выходить на фондовый рынок с новыми выпусками? 

— Планируем. Но суммы и условия по новым выпускам еще не определили, будем следить за ситуацией на финансовом рынке. Главное преимущество в привлечении средств на бирже по сравнению с оформлением кредитов в банке — это скорость. В нашем бизнесе это очень важный критерий. Мы никогда не подадим заявку на конкурс, если у нас за спиной нет финансового ресурса.

— В начале апреля агентство «Эксперт РА» отозвало рейтинг кредитоспособности компании в связи с окончанием срока действия договора, а также отсутствием достаточной информации для применения действующей методологии. Есть в планах получение нового рейтинга?

— Рейтинг был отозван по техническим причинам. В марте «Эксперт РА» заверило нас, что успеет продлить договор, но потом они извинились, сказали, что не получается. Мы еще в начале апреля заключили с «Эксперт РА» новое соглашение. Ждем присвоения рейтинга в конце апреля — начале мая. Скорее всего, он улучшится. Финансовое положение компании укрепилось, мы существенно снизили кредитную нагрузку.

Ссылка на источник: https://boomin.ru/articles/igor-kichatov-my-dazhe-ne-rassmatrivaem-proekty-pri-realizatsii-kotorykh-ne-smozhem-poluchit-trekhkr/

Читать статью На Всероссийском конкурсе энергоэффективных проектов ENES-2016 представители Московской области заняли призовые места в пяти номинациях
На V Международном Форуме по энергоэффективности и развитию энергетики ENES-2016 подведены итоги Всероссийского…
Читать статью ООО «Энергоника» завершило размещение облигаций на 50 млн рублей
ООО «ЭНЕРГОНИКА» 6 августа завершило размещение 5-летних облигаций серии 001Р-01 объемом 50 млн рублей,…
Спасибо за обращение
запрос направлен менеджеру